На каком языке ведется судопроизводство в рф

Язык, на котором ведется судопроизводство

Материал из CrimLib.info

Язык в уголовном судопроизводстве тоже важен. Возможно, кто-то удивится, но в нашей многонациональной стране следователь может обратиться к Вам и на бурятском, и на чеченском и даже на крымско-татарском языке. И будет при этом прав. Но помните, когда Вас будут вязать хакасские или тувинские полиционеры, непонятно при этом сообщая о цели задержания, Вы вправе упереться рогом и требовать переводчика. Но, честно сказать, шансы такой ситуации предельно малы.

Данный принцип зафиксирован в ст. 18 УПК РФ:

1. Уголовное судопроизводство ведется на русском языке, а также на государственных языках входящих в Российскую Федерацию республик. В Верховном Суде Российской Федерации, военных судах производство по уголовным делам ведется на русском языке.

2. Участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика в порядке, установленном настоящим Кодексом.

3. Если в соответствии с настоящим Кодексом следственные и судебные документы подлежат обязательному вручению подозреваемому, обвиняемому, а также другим участникам уголовного судопроизводства, то указанные документы должны быть переведены на родной язык соответствующего участника уголовного судопроизводства или на язык, которым он владеет.

Комментарии

1. В соответствии со ст. 68 Конституции государственным языком Российской Федерации на всей ее территории является русский язык (ч. 1), но вместе с тем республики вправе устанавливать свои государственные языки, которые в органах государственной власти и государственных учреждениях республик употребляются наряду с государственным языком РФ (ч. 2). Основываясь на этих положениях Конституции, Закон о судебной системе предусмотрел, что судопроизводство и делопроизводство в ВС РФ и военных судах ведутся на русском языке; судопроизводство и делопроизводство в других федеральных судах общей юрисдикции, как и у мировых судей, могут вестись также на государственном языке республики, на территории которой находится суд. При этом использование законодателем союза «а также» свидетельствует о том, что ведение судопроизводства и делопроизводства в судах на государственном языке республики возможно лишь наряду с производством на русском языке, но не вместо него. Аналогичные правила содержатся в ст. 18 Закона РФ от 25.10.1991 N 1807-1 «О языках народов Российской Федерации» (в ред. от 24.07.1998) (Ведомости РСФСР. 1991. N 50. Ст. 1740; СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3804). Там же, кроме того, устанавливается, что делопроизводство в правоохранительных органах ведется на государственном языке Российской Федерации или на государственном языке республики, на территории которой находится соответствующий правоохранительный орган. Положение о том, что судопроизводство и делопроизводство в военных судах ведутся на государственном языке РФ — русском языке, закреплено также в ст. 6 Закона о военных судах.

2. Не владеющим языком, на котором ведется судопроизводство, является лицо, не понимающее устную и письменную речь на языке, на котором ведется судопроизводство. Недостаточно владеющим языком судопроизводства следует признавать лицо, которое плохо понимает устную и (или) письменную речь на этом языке и не умеет свободно разговаривать на нем. При этом оценка соответствующих знаний и умений должна осуществляться исходя из возможности их применения в ходе производства по конкретному уголовному делу с учетом специфики используемой в нем терминологии. Нуждающимися в помощи переводчика могут признаваться также немые, глухие, слепоглухонемые.

3. В соответствии с ч. 2 ст. 26 Конституции, гарантирующей каждому право на пользование родным языком и свободный выбор языка общения, ч. 2 комментируемой статьи обязывает должностных лиц и органы, в производстве которых находится уголовное дело, разъяснять и обеспечивать каждому участвующему в деле лицу право совершать все юридически значимые действия на своем родном языке или на другом языке, которым оно владеет, и бесплатно пользоваться услугами переводчика. Такое право должно обеспечиваться любому участвующему в уголовном деле лицу, включая свидетелей, и прежде всего сторонам — подозреваемому, обвиняемому, их защитникам, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, их представителям.

4. Лицо, не владеющее или недостаточно владеющее языком, на котором ведется судопроизводство, вправе пользоваться как своим родным языком, так и любым другим языком, которым оно владеет в достаточной степени хорошо, независимо от его национальности.

5. В качестве переводчика может выступать лицо, которое свободно владеет как языком судопроизводства, так и языком, которым пользуется соответствующий участник процесса, может на этих языках не только разговаривать, но и читать и писать. При этом закон не предполагает обязательного наличия у такого лица специального филологического образования и квалификации переводчика: главное, чтобы имеющиеся у него навыки позволяли обеспечить решение задач, стоящих перед уголовным судопроизводством. В случае выявления недостаточной квалификации переводчика он подлежит отводу.

6. Знание языка, которым пользуется участвующее в деле лицо, не владеющее языком судопроизводства, судьей, прокурором, следователем или дознавателем не дает им права самим выполнять функции переводчика. Совмещение в одном лице функций переводчика и дознавателя, следователя, прокурора или судьи является основанием для констатации нарушения права пользоваться услугами переводчика и для признания недействительным проведенных в таких условиях следственных и иных процессуальных действий.

7. Необеспечение услугами переводчика подсудимого, его защитника, потерпевшего является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора.

8. Следственные и судебные решения (обвинительное заключение, приговор и т.д.), а также иные документы (протокол обыска, подписка о невыезде и т.д.), подлежащие в силу закона обязательному вручению подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему и другим участникам процесса, должны изготавливаться не только на языке, на котором ведется судопроизводство по уголовному делу, но и на том языке, которым владеет соответствующий участник процесса. Перевод документа должен быть изготовлен, оформлен и вручен заинтересованному лицу в максимально короткие сроки, с тем чтобы у него была реальная возможность защитить свои права. Иные документы из уголовного дела предъявляются участникам процесса для ознакомления на языке судопроизводства и зачитываются в устном переводе.

И если вдруг Вас кто то спросит, а на каком же языке вручать вышеупомянутые документы лицам национальностей, не имеющим своей письменности, то Вы можете уверенно и твердо ответить — на языке той страны или того территориального образования, где данная национальность и проживает. Имеются в виду, в первую очередь, цыгане. Ссылаться при этом можно на исследования, проводимые специалистами в области лингвистики.

Язык судопроизводства

Значение принципа государственного языка судопроизводства заключается в том, что именно он является главным условием для реального обеспечения демократичного начала гласности.

Принцип национального языка судопроизводства. Сущность, содержание

В рамках арбитражного права действует принцип государственного языка судопроизводства. Сущность данного принципа может быть охарактеризована при помощи двух правил:

  1. Судопроизводство может быть осуществлено только на государственном языке той страны, на территории которой располагается суд. Государственным языком России является русский, соответственно, все судопроизводство на территории страны должно осуществляться на русском языке.
  2. Все лица, принимающие непосредственное участие в рассмотрении дела в суде и не владеющие должным образом языком, на котором ведется дело, могут ознакомиться со всеми его материалами, принять участие в совершении любых значимых действий.

В частности, участник имеет право:

  • делать любые заявления;
  • давать объяснения по поставленным показаниям;
  • давать показания на судебной и досудебной стадиях производства;
  • заявлять ходатайства о порядке рассмотрения дела;
  • выступать в суде с обращениями и пояснениями.
Читать еще:  Образец заявления на отключение стояка отопления

Действия могут быть совершены таким лицом на его родном и понятном ему языке. Кроме того, каждый участник судопроизводства может изъявить желание воспользоваться услугами, предоставляемыми переводчиком.

Права, которыми обладают лица, не владеющие языком, на котором ведется судопроизводство. Правила участия переводчика в арбитражном процессе

Арбитражный процесс ведется с применением нормы, в соответствии с которой все лица, принимающие участие в рассмотрении дела и не владеющие языком, непосредственно на котором ведется судопроизводство, имеют право на ознакомление с материалами дела и активное участие во всех судебных действиях.

В соответствии с требованиями гражданского процессуального законодательства каждый такой участник имеет право на подачу заявления, разъяснения, показания, ходатайства на своем родном языке. Принцип государственного языка судопроизводства означает, что каждый такой участник процесса может общаться в суде на своем языке или выбранном им языке без каких-либо ограничений. Для общения с другими участниками процесса такое лицо может воспользоваться услугами переводчика. Все судебные документы, необходимые для ознакомления, должны быть переведены на родной язык участника процесса или любой другой язык, которым он владеет.

Данные требования установлены и урегулированы Арбитражным процессуальным кодексом РФ и Конституцией России.

В соответствии с этими нормативно-правовыми актами арбитражный суд перед началом процесса должен ознакомить всех участвующих в деле лиц с возможностью подавать заявления, пояснения и ходатайства на их родном языке или любом другом известном языке. Кроме того, перед началом процесса каждый участник должен быть уведомлен о возможности воспользоваться услугами переводчика.

Осуществление перевода документов, выступающих в качестве письменных доказательств по делу, на русский язык

Национальный язык судопроизводства также установлен и для документов, которые предоставляются в суд в качестве письменных доказательств.

В соответствии с требованиями нормативно-правовых актов все предоставленные документы, составленные на иностранном языке, обязательно должны быть переведены на государственный язык судопроизводства.

В законодательных актах содержится обязательное требование о том, чтобы ко всем таким документам прилагался заверенный перевод на русский язык. В соответствии с нормами законодательных актов федерального уровня арбитражный суд, который принял письменные доказательства, содержащие в себе сведения, имеющие важное значение для рассматриваемого дела, но оформленные в виде документации на иностранном языке, имеет право предложить лицам, их предоставившим, официальный перевод документов. Арбитражный процессуальный кодекс РФ также содержит в себе норму, согласно которой при выполнении требований о необходимости предоставить в суд заверенный перевод документа на иностранном языке, последний имеет право выступать в качестве письменного доказательства. При этом такое доказательство будет относиться к позиции стороны, принимающей участие в разбирательстве возникшего экономического спора.

Принцип языка судопроизводства, его значение

Национальный язык судопроизводства отражает в себе весь многонациональный состав государства. Благодаря введению данного принципа законодательство осуществляет сразу несколько действий, среди которых:

  • Обеспечение доступности суда для населения многонационального государства.
  • Установление возможности каждого гражданина России на осуществление своих процессуальных прав.
  • Оказание воспитательного воздействия на судопроизводство.

В общей же значение принципа государственного языка судопроизводства заключается в том, что именно он является главным условием для реального обеспечения демократичного начала гласности. В связи с этим вышеназванный принцип закреплен на конституционном уровне. При этом Конституция РФ содержит в себе норму, в соответствии с которой каждый проживающий на территории Российской Федерации человек имеет право пользоваться родным языком. Причем данное правило распространяется не только на жителей государства, но и на иностранцев.

Русский язык выступает в качестве единого языка, являющегося основным средством общения между нациями, проживающими на территории государства.

В связи с этим он имеет статус государственного. При этом Конституция не определяет его в качестве единственного единого языка, в связи с чем от не обязателен в судах. Поэтому судопроизводство может осуществляться на языке республики, непосредственно на территории которой располагается судебный орган. В соответствии с нормами законодательных актов лица, принимающие участие в деле и не владеющие должным образом языком судопроизводства, могут выступать в суде и давать все необходимые для рассмотрения дела пояснения на своем родном языке.

Статья 18. Язык уголовного судопроизводства

Статья 18. Язык уголовного судопроизводства

1. Уголовное судопроизводство ведется на русском языке, а также на государственных языках входящих в Российскую Федерацию республик. В Верховном Суде Российской Федерации, кассационных судах общей юрисдикции, апелляционных судах общей юрисдикции, военных судах производство по уголовным делам ведется на русском языке.

2. Участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика в порядке, установленном настоящим Кодексом.

3. Если в соответствии с настоящим Кодексом следственные и судебные документы подлежат обязательному вручению подозреваемому, обвиняемому, а также другим участникам уголовного судопроизводства, то указанные документы должны быть переведены на родной язык соответствующего участника уголовного судопроизводства или на язык, которым он владеет.

Судебная практика и законодательство — УПК РФ. Статья 18. Язык уголовного судопроизводства

Вопреки доводам апелляционной жалобы Мирзоева М.И. положения статьи 18 УПК РФ на всех этапах уголовного судопроизводства были соблюдены. Подозреваемому Мирзоеву М.И. было разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела и выступать в суде на родном языке, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика.

Таким образом, права осужденного, предусмотренные ст. 18 УПК РФ, были соблюдены.

В связи с этим довод стороны защиты о невручении перевода уведомления прокурора о направлении уголовного дела в суд не свидетельствует о нарушении требований ст. 18 УПК РФ.

1. Гражданин Р.Г. Лазарев, осужденный за совершение преступления приговором, постановленным на основании вердикта присяжных заседателей, в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации просит признать не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 17, 18, 25, 46 (части 1 и 2), 50 (часть 2), 52, 118 (часть 1), 120 (часть 1) и 123 (часть 3), статью 194 «Проверка показаний на месте» УПК Российской Федерации. По мнению заявителя, эта норма нарушает его конституционные права на неприкосновенность жилища и на защиту.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации С.В. Иванов просит признать не соответствующими Конституции Российской Федерации, в том числе ее статьям 15, 18, 19, 45, 46 (части 1 и 2), 48, 118, 120, 125, 126 и 128, статьи 413 «Основания возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств» и 415 «Возбуждение производства» УПК Российской Федерации, как ограничивающие возможность пересмотра судебных решений в порядке возобновления производства по уголовному делу на основании ранее вынесенного Конституционным Судом Российской Федерации решения по той лишь причине, что осужденный не являлся участником соответствующего конституционного судопроизводства.

статью 18 «Язык уголовного судопроизводства», пункты 6 и 7 части четвертой статьи 47 «Обвиняемый», часть первую статьи 189 «Общие правила проведения допроса» и пункт 5 части второй статьи 389.17 «Существенные нарушения уголовно-процессуального закона», поскольку данные нормы, по утверждению заявительницы, позволили следственным органам и суду отказать в предоставлении помощи переводчика одному из обвиняемых, являющемуся иностранным гражданином и не владеющему в достаточной степени русским языком, излагая его выступления и реплики в протоколе судебного заседания на иностранном языке и лишая тем самым второго обвиняемого возможности ознакомиться с их содержанием;

В соответствии с ч. 2 ст. 18 УПК РФ участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право пользоваться помощью переводчика.

— осужденный Кобилов Я.Д. считает приговор незаконным и необоснованным, указывая, что судом были нарушены ст. 339 части 3, 6, 7, ст. 353 ч. 4, ст. 9 ч. 1, ст. 18 ч. 3 УПК РФ, а также были нарушены его права в ходе судебного разбирательства. Просит отменить приговор и «провести слушания, согласно закону»;

Читать еще:  Нормы уличного освещения в частном секторе

Ишов Б.Ш. обращает внимание на то, что в нарушение ч. 3 ст. 18 УПК РФ в ходе предварительного следствия не были переведены на его родной (узбекский) язык протокол о его задержании, постановление о привлечении его в качестве обвиняемого, постановление о заключении его под стражу, копия обвинительного заключения.

Протокол судебного заседания составлен с нарушением требований ст. 259 УПК РФ, а замечания на протокол судебного заседания рассмотрены с нарушением требований ст. 260 УПК РФ и необоснованно отклонены; в нарушении ч. 3 ст. 18 УПК РФ следственные и судебные документы не переведены ему на родной таджикский язык. Полагает, что председательствующая по делу была заинтересована в исходе дела и сфальсифицировала протокол судебного заседания.

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин С.Г. Рябухин, очередная жалоба которого об оспаривании вступивших в законную силу 13 апреля 2011 года приговора и кассационного определения, направленная в адрес президиума областного суда в 2015 году и содержавшая, с его слов, новые доводы, возвращена без рассмотрения письмом судьи этого суда со ссылкой на статью 401.17 УПК Российской Федерации — поскольку ранее его жалобы на данные судебные решения неоднократно рассматривались этим судом и в их удовлетворении было отказано, — просит признать не соответствующей статьям 2, 17, 18, 46, 52, 53, 55 (часть 3) и 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации статью 401.17 «Недопустимость внесения повторных или новых кассационных жалобы, представления» УПК Российской Федерации, как препятствующую принесению не только повторных, но и новых кассационных жалоб.

«7.2. Уголовное дело по апелляционным жалобе, представлению на постановленный приговор или иное вынесенное решение по результатам судебного разбирательства в отсутствие подсудимого в случаях, предусмотренных частями 4 и 5 статьи 247 УПК РФ, подлежит рассмотрению в апелляционном порядке с соблюдением всех положений главы 45.1 УПК РФ, в том числе с обязательным участием защитника, а также с направлением извещения о месте, дате и времени заседания суда апелляционной инстанции осужденному (оправданному, лицу, в отношении которого уголовное дело прекращено) по адресу его регистрации или фактического проживания, если в материалах дела имеются сведения об этом. Такому лицу судом, постановившим приговор или иное обжалуемое решение, направляется копия судебного решения, а также копия жалобы, представления. В случаях, предусмотренных частью 3 статьи 18 УПК РФ, указанные документы переводятся на родной язык этого лица либо на другой язык, которым он владеет.»;

7.2. Уголовное дело по апелляционным жалобе, представлению на постановленный приговор или иное вынесенное решение по результатам судебного разбирательства в отсутствие подсудимого в случаях, предусмотренных частями 4 и 5 статьи 247 УПК РФ, подлежит рассмотрению в апелляционном порядке с соблюдением всех положений главы 45.1 УПК РФ, в том числе с обязательным участием защитника, а также с направлением извещения о месте, дате и времени заседания суда апелляционной инстанции осужденному (оправданному, лицу, в отношении которого уголовное дело прекращено) по адресу его регистрации или фактического проживания, если в материалах дела имеются сведения об этом. Такому лицу судом, постановившим приговор или иное обжалуемое решение, направляется копия судебного решения, а также копия жалобы, представления. В случаях, предусмотренных частью 3 статьи 18 УПК РФ, указанные документы переводятся на родной язык этого лица либо на другой язык, которым он владеет.

9. В ч. 2 ст. 26 Конституции Российской Федерации закреплено право каждого на пользование родным языком. В силу указанной конституционной нормы, а также в соответствии с положениями ч. 2 ст. 9 ГПК РФ, ч. 2 ст. 18 УПК РФ, ч. 2 ст. 24.2 КоАП РФ суд обязан разъяснить и обеспечить участвующим в деле лицам право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, подавать жалобы и выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также пользоваться услугами переводчика.

«В силу указанной конституционной нормы, а также в соответствии с положениями ч. 2 ст. 9 ГПК РФ, ч. 2 ст. 18 УПК РФ, ч. 2 ст. 24.2 КоАП РФ суд обязан разъяснить и обеспечить участвующим в деле лицам право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, подавать жалобы и выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также пользоваться услугами переводчика.».

24. С целью эффективной защиты прав и свобод, в том числе права на обжалование решения о выдаче, согласно статье 46 Конституции Российской Федерации и части 6 статьи 462 УПК РФ с учетом статьи 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, лицо должно уведомляться о принятом решении с одновременным вручением ему копии указанного решения. Если лицо не владеет или недостаточно владеет русским языком, то указанные документы в соответствии с частью 3 статьи 18 УПК РФ подлежат переводу на родной язык такого лица либо на язык, которым оно владеет.

9. Уголовное судопроизводство ведется на русском языке, а также на государственных языках входящих в Российскую Федерацию республик. В случае, если участники уголовного судопроизводства не владеют или недостаточно владеют языком, на котором ведется производство по уголовному делу, дальнейшие действия проводятся в соответствии с ст. 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин М.В. Череповский оспаривает конституционность части второй статьи 18 УПК Российской Федерации, регламентирующей право участников уголовного судопроизводства, не владеющих языком, на котором ведется производство по делу, на пользование родным языком и получение помощи переводчика.

При внесении указанных дополнений в Бюджетный кодекс Российской Федерации федеральный законодатель обязан был учесть, что соответствующие положения уголовно-процессуального законодательства не должны создавать препятствий для обращения взыскания на средства бюджета в целях возмещения гражданам имущественного вреда, причиненного незаконным и (или) необоснованным уголовным преследованием. Такой подход, вытекающий из статьи 53 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 15 (часть 2), 17 (часть 2), 18, 45, 46 и 52, предполагал внесение поправок и в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, обусловленных изменением бюджетного законодательства, что, однако, — в отступление от правил законодательной техники — не было своевременно осуществлено.

соблюдение предусмотренных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, не владеющих или недостаточно владеющих языком, на котором ведется производство по уголовному делу;

другие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения уголовного дела (материала) судом кассационной инстанции;

Статья 18. Язык уголовного судопроизводства

СТ 18 УПК РФ

1. Уголовное судопроизводство ведется на русском языке, а также на государственных языках входящих в Российскую Федерацию республик. В Верховном Суде Российской Федерации, военных судах производство по уголовным делам ведется на русском языке.

2. Участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика в порядке, установленном настоящим Кодексом.

3. Если в соответствии с настоящим Кодексом следственные и судебные документы подлежат обязательному вручению подозреваемому, обвиняемому, а также другим участникам уголовного судопроизводства, то указанные документы должны быть переведены на родной язык соответствующего участника уголовного судопроизводства или на язык, которым он владеет.

Комментарий к Статье 18 Уголовно-процессуального кодекса

1. Принцип языка уголовного судопроизводства по своей сущности определен в ч. 1 ст. 68, ч. 2 ст. 26 Конституции РФ. Кроме того, некоторые положения данного принципа корреспондируют с п. 4 ч. 1 ст. 3 Федерального закона от 1 июня 2005 г. «О государственном языке Российской Федерации», а также Законом РФ от 25 октября 1991 г. «О языках народов Российской Федерации». В международных нормативно-правовых актах положения, регламентирующие содержание принципа языка уголовного судопроизводства, нашли свое отражение в ч. 2 ст. 5, п. «e» ч. 3 ст. 6 ЕКПЧ и в ее Протоколах.

Читать еще:  Образец заявление на возврат госпошлины гибдд

2. Схожий по своей юридической природе с принципом охраны прав и свобод человека в уголовном судопроизводстве, комментируемый принцип имеет свою правовую природу, сущностное назначение и содержание. Как и все принципы, он действует на все части, стадии уголовного судопроизводства и имеет прямое действие на всей территории России. Являясь одной из составных частей неотъемлемого права и свободы человека и гражданина, в соответствии со ст. 18 Конституции РФ данный принцип является непосредственно действующим. Поэтому несоблюдение положений данного принципа при производстве следственных и иных процессуальных действий как на досудебной, так и на судебной части уголовного судопроизводства представляет собой нарушение гарантированных Конституцией РФ прав человека и гражданина. В этой связи в соответствии с ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, а также ч. 3 ст. 7 и ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуального законодательства, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ. Данное положение нашло отражение и в п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8: «. доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами» . Кроме того, несоблюдение положений данного принципа влечет за собой отмену либо изменение судебного решения на основании п. 2 ст. 389.15 УПК РФ и в соответствии с п. 1 ст. 389.17 УПК РФ. Так, осужденному А. были разъяснены его права, предусмотренные ч. 2 ст. 18 УПК РФ. При этом он заявил, что русским языком владеет и в услугах переводчика не нуждается. В связи с таким заявлением А. переводчик к участию в деле не был привлечен. После окончания прений сторон председательствующим было предоставлено А. последнее слово, и он заявил, что с последним словом он желает выступить на родном (ингушском) языке. При рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания суд удостоверил, что А. в последнем слове выступал на ингушском языке. Предоставив А. возможность выступить с последним словом на ингушском языке, суд фактически признал, что тот нуждается в переводчике, и поручил перевод его выступления секретарю судебного заседания, нарушив тем самым право А. на защиту. Допущенное нарушение, как лишающее гарантированных законом прав участников уголовного судопроизводства, влечет отмену приговора .
———————————
См.: Постановление Пленума ВС РФ от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. N 5; от 16 апреля 2013 г. N 9; от 3 марта 2015 г. N 9) // .

См.: Определение Судебной коллегии ВС РФ от 9 февраля 2011 г. N 26-Д10-10 // .

3. Положения ч. 1 комментируемой статьи устанавливают, что существует альтернатива языка ведения уголовного судопроизводства. Производство по уголовным делам на всей территории России ведется на русском языке. Кроме того, согласно ст. 1 и п. 4 ч. 1 ст. 3 Федерального закона «О государственном языке Российской Федерации» обязательному исполнению подлежит производство на государственном языке, которым является русский, при осуществлении: уголовного судопроизводства, делопроизводства в федеральных судах, судопроизводство и делопроизводство у мировых судей и в других судах субъектов РФ. В качестве альтернативы в уголовном судопроизводстве возможно производство на государственных языках республик, входящих в Российскую Федерацию, но только в случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 68 Конституции РФ. Речь в данном случае идет о 22 республиках, которые входят в состав России. Кроме того, положения комментируемой статьи регламентируют обязательные требования к языку ведения уголовного судопроизводства. В этой связи уголовное судопроизводство по уголовным делам должно вестись только на русском языке в Верховном Суде РФ, а также в военных судах (гарнизонных военных судах, окружных (флотских) военных судах).

4. Положения ч. 2 ст. 26 Конституции РФ о том, что каждому гарантируется право на пользование родным языком, конкретизированы в ч. 2 комментируемой статьи. Нормы данной статьи носят императивный характер в уголовном судопроизводстве и возлагают на государство в лице суда, прокурора, следователя, дознавателя, осуществляющих производство по уголовному делу, обязанность реализовать положения комментируемой статьи. В этой связи суд, прокурор, следователь, дознаватель, осуществляющие производство по уголовному делу, должны в отношении участников уголовного судопроизводства, которые не владеют или недостаточно владеют языком, на котором ведется производство по уголовному делу, разъяснить и обеспечить право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика в порядке, установленном нормами УПК РФ. При этом и документы, подлежащие обязательному вручению обвиняемому, должны быть переведены на его родной язык или на язык, которым он владеет.

5. Существенной проблемой при реализации положений ч. ч. 3 и 2 комментируемой статьи является определение у соответствующего участника уголовного судопроизводства степени достаточности владения языком, на котором ведется уголовное судопроизводство. Законодатель критериев владения языком уголовного судопроизводства не устанавливает. Как правило, основным критерием, позволяющим установить степень владения языком, является мнение самого участника уголовного процесса по поводу восприятия им как письменной, так и устной речи уголовного судопроизводства, а также возможности изъясняться на этом языке. В проблемную группу входят и немые, глухонемые, глухие. Не владеющими языком судопроизводства традиционно признаются лица, которые не могут изъясняться на данном языке и не понимают устную речь на языке судопроизводства. Кроме того, нередко при производстве по уголовным делам возможны случаи, связанные со злоупотреблением правом, предоставленным УПК РФ данным участникам уголовного судопроизводства. В этой ситуации в соответствии с Определением Конституционного Суда от 20 июня 2006 г. N 219-О «органы предварительного расследования, прокурор и суд своими мотивированными решениями вправе отклонить ходатайство об обеспечении тому или иному участнику судопроизводства помощи переводчика, если материалами дела будет подтверждаться, что такое ходатайство явилось результатом злоупотребления правом» .
———————————
См.: Определение Конституционного Суда РФ от 20 июня 2006 г. N 219-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Мухаметшина Аниса Нигматулловича на нарушение его конституционных прав частями второй и третьей статьи 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // .

6. Положения комментируемой статьи коррелируют с соответствующими положениями Федерального закона «О государственном языке Российской Федерации», Закона РФ «О языках народов Российской Федерации» об обязанности по обеспечению лицам, не владеющим государственным языком Российской Федерации, права на пользование услугами переводчиков. Понятие переводчика определено в ст. 59 УПК РФ. (Более подробно см. комментарий к ст. 59 настоящего Кодекса.) Кроме того, положения комментируемых норм определяют, что лица, участвующие в деле и не владеющие языком, на котором ведутся судопроизводство и делопроизводство в судах, а также делопроизводство в правоохранительных органах, вправе выступать и давать объяснения на родном языке или на любом свободно избранном ими языке общения, а также пользоваться услугами переводчика. При этом важнейшей гарантией прав лиц, не владеющих языком уголовного судопроизводства, является правило о том, что они пользуются помощью переводчика бесплатно. Это правило находит свое отражение в ч. 2 комментируемой статьи, п. 7 ч. 2 ст. 42, п. 6 ч. 4 ст. 44, п. 7 ч. 4 ст. 46, п. 7 ч. 4 ст. 47 и др. Процессуальные издержки, связанные с участием в уголовном деле переводчика, возмещаются за счет средств федерального бюджета и не могут быть взысканы даже с осужденного.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector